Жалоба на неисполнение Постановления Конституционного Суда РФ

Председателю Конституционного Суда РФ Валерию Дмитриевичу Зорькину
Президенту РФ Гаранту прав Российских граждан Дмитрию Анатольевичу Медведеву
Бывшему (и будущему) Гаранту прав граждан России Владимиру Владимировичу Путину

Копия: В Европейский Суд по правам человека F-67075 STRASBOURG
CEDEK FRANCE - ФРАНЦИЯ

432027, г. Ульяновск. Ул. Докучаева. Д.16. кв. 1
Мазанов Сергей Александрович

Уважаемые Руководители Государства Российской Федерации!
Придайте законную силу Постановлению Конституционного Суда РФ, которым были защищены мои законные права, но до сих пор не восстановленные.

Чиновники Верховного Суда РФ во главе с заместителем председателя В.И. Радченко, бывшего председателя Ульяновского областного суда Серкова П. П. (ныне первого зам. председателя Верховного суда РФ) на протяжении 3-х лет, давая необоснованные отписки, безосновательно игнорировали решение Ленинского районного суда г. Ульяновска, протест прокурора Ульяновской области и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" (с изменениями от 25 октября 1996 г., 15 января 1998 г.), игнорируя и Постановление Конституционного Суда РФ.
При этом Конституционный Суд РФ своим последующим Постановлением от 5 июня 1995 года по рассматриваемому вопросу лишь засвидетельствовал своё бессилие, отметив только следующее:
Их (граждан России) право на возмещение вреда В РЕЗУЛЬТАТЕ НЕЗАКОННОГО УВОЛЬНЕНИЯ до настоящего времени не получило эффективной и всесторонней судебной защиты.
Последующим Определением от 5 октября 2000 года "По жалобе гражданина Мосякова Якова Афанасьевича на нарушение его прав в связи с незаконным увольнением» Конституционный Суд РФ определил:

1. В случае обращения Я.А. Мосякова с заявлением о пересмотре вынесенных в отношении него судебных решений его дело подлежит разрешению с учетом По-становления Конституционного Суда Российской Федерации от 27 января 1993 года, Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июня 1995 года и настоящего Определения.
2. Определение по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Но как видите, Постановления никто не пытался и обжаловал – на них чиновники Верховной судебной власти Российской Федерации просто плюют, по академически, «нигилизуют».
Именно в этой связи я был вынужден повторно 04.04.2006 года направить свою жалобу в Европейский Суд по правам человека (см. приложение), где жалоба до настоящего времени остается без рассмотрения по причине беспрецедентного завала Европейский суд жалобами Российских граждан на решения судебных органов.
О каком правовом государстве Ваши благородные мечты, уважаемые руководители Государства Российского, если на протяжении более 12 лет права Российских граждан, в том числе и мои, вместе с Постановлениями Конституционного Суда РФ безответственно попираются чиновниками Верховного суда РФ в то время, как восстановление моих попранных прав и пресечение неисполнение требований Постановления Конституционного Суда РФ находится в Ваших силах и полностью зависит только от Вашей Воли!
Уважаемые руководители государства Российского, воплотите в жизнь Ваши мечтания заменить Страсбургский суд для своих граждан отечественным справедливым (не рыночным) правосудием.

Указанные документы в приложении к жалобе в Европейский Суд будут мной высланы по запросу судебных органов.
С уважением 29 ноября 2011 г. Мазанов С. А.
Приложение
+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
The Registrar
European court Human Rights
Council Europe
F-67075 STRASBOURG CEDEK
FRANCE - ФРАНЦИЯ
---------------------------------------------------
Россия
432027, г. Ульяновск, ул. Докучаева,
дом 16, кв. 1
Мазанов Сергей Александрович
ЖАЛОБА
В связи с продолжающимся многие годы вероломным нарушением моего кон-ституционного права вопреки Постановлению от 27 января 1993 года, а затем и Определению от 15 июня 1995 года, принятым в мою защиту Конституционным Су-дом РФ, я стал жертвой нарушения прав человека на справедливое судебное разбирательство и на защиту собственности (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и ст.1 дополнительного к ней протокола)
Поскольку имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты мной исчерпаны, точнее уже выскреблены, и руководствуясь частью 3 ст.46 Кон-ституции РФ, я и вынужден обратиться в Европейский Суд по правам человека.

После 21 года работы инженером-исследователем в «Ульяновском конструкторском бюро приборостроения» (ныне ОАО «УКБП») меня ложно обвинили в раз-глашении служебных сведений секретного характера, лишили допуска и 8 декаб-ря 1978 года уволили из КБ. Фактической же причиной к увольнению стал мой протест против принуждения к соавторству, против присвоения моих изобретений другими работниками предприятия во главе с начальством.
Режим секретности в данном случае был преступно использован админи-страцией предприятия с целью расправиться с неугодным ей человеком.
В результате моей мучительно-длительной борьбы за восстановление справедливости Верховный Суд РСФСР (судья Федин А. И.) решением от 06.12.1990 г. восстановил меня (через 12 лет) на прежней работе как незаконно уволенного, «возместив» мне моральный и материальный вред трехмесячной зарплатой.

Конституционный Суд РФ, рассмотрев мою жалобу, вынес Постановление от 27 января 1993 года о том, что возмещение заработной платы в результате незаконного увольнения должно быть в полном объеме - за все 12 лет вынужденного прогула.

I. Во исполнение Постановления Конституционного Суда РФ суд Ленинского района г. Ульяновска решением от 01 апреля 1999 года взыскал с ответчика (конструкторского бюро) в мою пользу среднемесячную зарплату за все 12 лет вынужденного прогула (с учетом индексации и деноминации рубля) в сумме 988.566,0 рублей и 2000 рублей в счет возмещения морального вреда. Но судебная коллегия по гражданским делам областного суда в кассационном порядке определением от 06 июля 1999 года изменила решение суда: взысканную зарплату в сумме 988.566,0 рублей уменьшила до 301.435,0 руб., а в части морального вреда и вовсе отменила решение как не законное.
На личном приеме в Верховном Суде РФ первый заместитель Председателя Радченко В. И. «обосновал» мне «законность Определения», вынесенного в кассационном порядке, следующим образом: «Хватит Вам и того, что определила Вам судебная коллегия облсуда».
Но с таким «обоснованием» не согласился прокурор Ульяновской области В. В. Малышев и внес протест от 29 октября 2001 г. с требованием отменить судебное постановление, вынесенное по делу в кассационном порядке, как незаконное.
Однако Президиум Ульяновского областного суда (председатель Серков П. П.) поста-новлением от 29 ноября 2001г. оставил протест областного прокурора без удовлетворения.

Считая, что возможность правовой защиты мной исчерпаны, я направил жалобу от 8 мая 2002 г. в Европейский Суд по правам человека. Суд мою жалобу принял и зарегистрировал её за № 21643/02, но через 16 месяцев решением Комитета от 26 сентября 2003 года признал её по «упрощенной процедуре» «неприемлемой» (сообщение от 30 ОКТ 2003 прилагается).
На интернет-конференции Совета Европы и Европейского Суда по правам человека, состоявшейся в Москве 12 февраля 2002 года, судья Страсбургского Суда от России А. И. Ковлер обосновал целесообразность «упрощенной процедуры» следующим образом:
«С 1 ноября 1999 г. на постоянной основе Европейский Суд постепенно погребается под завалами потоков жалоб (от России их 8200). В этой связи Суд пошел на решительный шаг - с 1 января 2002 г. вводится упрощенная процедура рассмотрения дел на предмет их приемлемости. Мы надеемся, что это позволит нам разгрести многие завалы, которые существуют сейчас в Суде».
И они стали «разгребать». «Процент жалоб из России, признанных неприемлемыми, - по информации А. И. Ковлера на день состоявшейся интернет-конференции, - зашкаливает за 99».
Решение о «неприемлемости» моей жалобы к рассмотрению по существу Комитет Страс-бургского Суда
мотивировал «нарушением срока подачи жалобы». При этом шестимесячный срок, установленный для подачи жалобы Комитет отсчитал не со дня последнего судебного решения - постановления Президиума областного суда, вынесенного в порядке надзора от 29.11.2001, а со дня определения от 06.07.1999 г., вынесенного в кассационном порядке.
Однако принятое решение, как я понимаю, противоречит разъяснению Генерального директора по правам человека Совета Европы господина П.А. Амбера, озвученному на той же Интернет-конференции:
«Для того, чтобы жалоба была признана приемлемой к рассмотрению, нужно исчерпать национальные средства защиты. Имеется в виду, что предварительно нужно обратиться в суды своей страны, включая все инстанции: первую инстанцию, обжалование, и так далее до Верховного Суда. Эти инстанции должны иметь возможность оценить тот или иной факт, тот или иной текст с точки зрения Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

II. Как видно, «выпущенный Джин из бутылки» - многотысячный поток жалоб от российских граждан не только создал завалы в Европейском Суде по правам человека, но и обеспокоил судебную власть России, поскольку она решила опять «загнать Джина в бутылку». Для этого были приняты следующие меры:

 С целью приостановить дальнейший поток жалоб в Европейский Суд по правам человека был разработан и введен в действие с 1 февраля 2003 года, можно сказать, «план перехвата» - новый Гражданский Процессуальный Кодекс (ГПК РФ). В соответствии с его ст. 376 россиянам предоставлено право на обжалование судебных постановлений в порядке судебного надзора в течение года со дня их вступления в законную силу.

 А Пленум Верховного Суда РФ Постановлением № 2 от 20.01.2003 г. предоставил граж-данам право обжаловать в порядке судебного надзора до 1 февраля 2004 года судебные по-становления, вступившие в законную силу до 1 февраля 2003 года. Тоесть и те судебные постановления, жалобы на которые Страсбургский Суд признал по «упрощенной процедуре» «неприемлемыми».

С указанными выше мерами Страсбургский Суд, по-видимому, согласился, как я понял, под «залог» обещания, которое озвучил на той же интернет-конференции Совета Европы и Ев-ропейского Суда по правам человека судья Верховного Суда РФ Станислав Александрович Разумов:
«Мы бы хотели, чтобы в надзорном порядке имели возможность тоже поправлять решения, которые могли быть приняты ошибочно нижестоящими судами. Надеемся, что это об-стоятельство будет с пониманием принято в Европейском Суде, и в конечном итоге надзор-ная судебная инстанция станет инстанцией обязательной, когда мы сможем также (как и Европейский Суд) поправлять постановления нижестоящих судебных инстанций».
По «разумову» выходит, что до 5 мая 1998 года тысячи российских граждан обращались за защитой своих нарушенных прав в Верховный Суд РФ, который, якобы, и не имел права поправлять ошибочные постановления нижестоящих судебных инстанций.
Но это не так. Судебные постановления в порядке надзора пересматривались и по протестам Генерального прокурора, его заместителей, и по протестам Председателя Верховного Суда РФ, его заместителей. При этом возможность обжалования вступивших в законную силу судебных постановлений никаким временным сроком не ограничивалась. Пример тому - восстановление меня на работе через 12 лет по решению Верховного Суда РСФСР, как незаконно уволенного.

 А какое же право и возможность получили российские граждане после введения в действие нового ГПК РФ?:
А) Россияне получили ограничение доступа к правосудию и компенсации причиненного ущерба в нарушение ст. 52 Конституции РФ, поскольку с введением в действие нового ГПК РФ прокуратура лишена возможности надзора по пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений, а возможность их обжалования в судебном порядке ограничена од-ним годом. При этом основания для пересмотра судебного решения на разных стадиях судеб-ного надзора оказались разными, а именно:
 в кассационном порядке основания предусмотрены подпунктами (1 - 4) ст. 362 ГПК РФ;

 в порядке судебного надзора основания предусмотрены ст. 387 - это существенные на-рушения норм материального или процессуального права, тоесть предусмотрены только подпунктом 4 ст. 362 ГПК РФ. При этом «существенность» нарушений, по-видимому, за-висит только от понятия судьи.

 в порядке надзора по представлению Председателя Верховного Суда РФ или его за-местителей основания предусмотрены другой статьей 389 ГПК РФ и мотивированы уже необходимостью обеспечения единства законности и судебной практики. А этот мотив, ис-ходя из ниже изложенных обстоятельств, напоминает уже единство человека и его по-смертной маски.

Б) Россияне получили узаконенную длительную волокиту при рассмотрении жалоб, поскольку чтобы добраться до возможного рассмотрения судебной коллегией Верховного Суда РФ ошибочного судебного постановления нижестоящей инстанции, необходимо, согласно ст. ст. 381 и 382 ГПК РФ, девять месяцев, не считая шесть месяцев в региональных судебных органах. Это при добросовестном и правильном исполнении судебными чиновниками норм права.

Но, налицо, и не мотивированная правом более длительная волокита, тоесть произвол судебных чиновников.

III. Судите сами. После того, как Европейский Суд по правам человека мою жалобу признал «неприемлемой» к рассмотрению по существу, то я, руководствуясь указанным выше Постановлением Президиума Верховного Суда РФ № 2 от 20.01.2003 г., обратился в порядке судебного надзора в Верховный Суд РФ с жалобой на судебные постановления областного суда.
Но так называемые консультанты Верховного Суда РФ и с их подачи судьи, имитируя судебный надзор, мою надзорную жалобу, оформленную в полном соответствии со ст. ст. 377 и 378 ГПК РФ, неоднократно возвращают мне без рассмотрения по существу.
Возвращают каждый раз через 2 - 4 месяца (вместо 10 дней согласно того же ГПК РФ). При этом возвращают по ложному мотиву - то «в связи с отсутствием надзорной жалобы», то «в связи с отсутствием обжалуемых судебных постановлений» или их заверенных копий». Ложь мотива в том, что указанные документы в Верховном суде имелись и возвращались мне.
Не оказались результативными и мои жалобы к Президенту РФ. Об этом изложено: в прилагаемой публикации «Правосудие закрытого типа» (газета «Русский курьер» за 11 ноября 2004); изложено в прилагаемой коллективной жалобе руководителю Администрации Президента РФ Медведеву Д. А. от 22.02.2005 г.; изложено в прилагаемом моём обращении к Председателю Государственной Думы Б. В. Грызлову от 16.12.2005 г.

Таким образом, на жалобу в порядке судебного надзора так и не удалось получить в течение более 2,5 лет от Верховного суда РФ предусмотренного Гражданским Процессуальным Кодексом РФ окончательного судебного постановления (ни положительного, ни отрицательного) по существу обжалуемых судебных постановлений.

Однако при этом, надо полагать, «все инстанции вплоть до Верховного Суда РФ име-ли полную возможность оценить тот или иной факт, тот или иной текст моих неодно-кратных жалоб с точки зрения Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод». Об этом, как об условии приемлемости жалобы, давал разъяснение. Генеральный директор по правам человека Совета Европы господин П. А. Амбер на интернет-конференции.
Тоесть данное условие приемлемости жалобы мной добросовестно и терпеливо было выполнено.
В связи с изложенными обстоятельствами, я как жертва нарушения прав человека на справедливое судебное разбирательство и защиту своей собственности (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и ст. 1 дополнительного протокола к ней), обращаюсь в Европейский Суд и рассчитываю на справедливую компенсацию согласно прилагаемому расчету.

ПРИЛОЖЕНИЯ: - 44 листов
1. Решение суда Ленинского района г. Ульяновска от 01 апреля 1999 года
2. Определение судебной коллегии Ульяновского областного суда от 06.07.1999 г.
3. Протест прокурора Ульяновской области от 29 октября 2001 г.
4. Постановление президиума Ульяновского областного суда от 29 ноября 2001 г.
5. Ответ Европейского Суда (ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ) от 06 ОСТ.2003
6. Ответ отдела писем Администрации Президента РФ от 08/12/2003 № А26-13-424878
7. Ответ судьи Верховного Суда РФ Кеба Ю. Г. от 20.01.20004 г. № 80-В01-32
8. Жалоба в порядке судебного надзора в судебную коллегию по гражданским делам
Верховного Суда РФ от 05 февраля 2004 г.
9. Ответ Главного консультанта Верховного Суда РФ И. Б. Азбукина от 07.04.2004 г.
10. Жалоба Председателю Верховного Суда РФ Лебедеву В. М. и заместителю
Руководителя Администрации Президента РФ Козаку Д.Н. от 24 апреля 2004 г.
11. Ответ старшего консультанта Верховного Суда РФ С. А. Орловского от 22.04.2004 г.
12. Ответ судьи Верховного Суда РФ Потапенко С. В. от 31.05.2004 г.
13. Ответ старшего консультанта Верховного Суда РФ Р. Ю. Богатыревой от 21.09.2004 г.
с определением судьи А. И. Федина от 16 сентября 2004 г.
14. Ответ старшего консультанта Верховного Суда РФ С. А. Орловского от 03.11.2004
15. Коллективное обращение к руководителю Администрации Президента РФ
Д. А. Медведеву от 22.02.2005 г. с жалобой Президенту РФ от 22.02.2005 г.
16. Ответ судьи Верховного Суда РФ А. Н. Зелепукина от 25.02.2005 г.
17. Ответ судьи Верховного Суда РФ Г.А. Гуляевой от 03.05.2005 г.
(Получено 23.05.2005 г.)
18. Обращение к Председателю Государственной Думы Б. В. Грызлову от 16.12.2005 г.
19. Публикация «Уважаемая Европа, мы так не договаривались» (г - а «Симбирский
курьер» за 10.02.2004 г.)
20. Публикация «Правосудие закрытого типа» (г - а «Русский курьер» за 11.11.2004 )
21. Публикация «Садизм государственного значения» (г - а «Россия» за 4 -10 августа
2005 года)
22. Расчет размера справедливой компенсации с приложенными письмами Областного
статистического управления
23. Постановление Конституционного Суда РФ от 27 января 1993 года (Российская газета» за 13 апреля 1993)
24. Определение Конституционного Суда РФ от 15 июня 1995 года.
25. Формуляр (на 10 л.)

С уважением 04.04.2006 г. Мазанов С. А
Копия ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
П Р О К У Р А Т У Р А
Ульяновской области
29.10.2001 г.
В президиум Ульяновского
областного суда

ПРОТЕСТ
в порядке надзора
на решение Ленинского районного суда от 01.04.99 и определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 06.07.99 года по гражданскому делу по иску Мазанова Сергея Александровича к Ульяновскому конструкторскому бюро приборостроения (УКБП) о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.
Мазанов С.А. работал в Ульяновском конструкторском бюро приборостроения в должности инженера - конструктора 1 категории, приказом от 08.12.78 года был уволен по п.3 ст. 33 КЗОТ РСФСР.

Решением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 06.12.90 года Мазанов С.А. был восстановлен в прежней должности и в его пользу был взыскан трехмесячный заработок за время вынужденного прогула. Последующим решением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 27 сентября 1991 года была довзыскана зарплата еще за 9 месяцев вынужденного прогула в связи с изменением ст.213 КЗОТ РСФСР и увеличением до одного года периода, за который взыскивается зарплата за время вынужденного прогула.

Мазанов С.А. обратился в суд с иском к Ульяновскому конструкторскому бюро приборостроения (УКБП) о полном возмещении ущерба, причиненного ему незаконным увольнением и взыскании зарплаты за все время вынужденного прогула (12 лет) в сумме 973854 руб.50 коп., ссылаясь на то, что Конституционный Суд РФ признал неконституционным ограничение права граждан на полное возмещение вреда, причиненного вынужденным прогулом при незаконном увольнении, а в ст.213 КЗОТ РФ вновь внесены изменения и указано, что заработок взыскивается за все время вынужденного прогула.
Мазанов также считает, что незаконным увольнением ему были причинены нравственные страдания и умалена его деловая репутация. Он был вынужден в течение 12 лет обращаться за защитой своих трудовых прав, незаконно нарушенных, в различные инстанции, государственные, правоохранительные, судебные органы, что в конечном итоге привело к незаконному помещению его в психиатрическую больницу и осуждению к лишению свободы.

Иск Мазанова С.А. о взыскании заработной платы за все время вынужденного прогула и взыскании морального вреда был предметом неоднократного рассмотрения в различных инстанциях.
Решением Ленинского районного суда г.Ульяновска от 22.07.97 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 09.09.97 года, Мазанову в удовлетворении иска было отказано в полном объеме.
Данное решение было оставлено без изменения и постановлением Президиума Ульяновского областного суда от 09.04.98 года.

Отказывая в удовлетворении требований Мазанова С.А., судебные инстанции ссылались на обстоятельства, что закон, дающий возможность полного возмещения ущерба при незаконном увольнении и право на компенсацию морального вреда, не имеет обратной силы и не применяется к правоотношениям, возникшим до введения его в действие.

Однако Верховный Суд РФ, рассматривая данное дело, своим определением от 28.12.98 года, основываясь на ст. 100 ФЗ «О Конституционном Суде РФ» и учитывая, что Мазанов С.А. являлся одним из лиц, по жалобам которых было принято постановление Конституционного Суда РФ от 27 января 1993 года (а затем и определение от 15 июня 1995 года), пунктом вторым которого конкретно указывалось на необходимость устранения права заявителей, отменил все вышеназванные судебные постановления по иску Мазанова С.А., в том числе и в части отказа в удовлетворении его требований о возмещении морального вреда как незаконные и возвратил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Ленинский районный суд г.Ульяновска решением от 01.04.99 года иск Мазанова удовлетворил частично, взыскав в его пользу с Ульяновского конструкторского бюро приборостроения 998566 руб.80 коп. за все время вынужденного прогула и в возмещение морального вреда 2000 руб.
Взыскал с Ульяновского конструкторского бюро приборостроения в доход местного бюджета госпошлину в сумме 4210 руб.69 коп.
В остальной части иска Мазанову отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 06.07.99 года решение суда в части компенсации морального вреда отменено и в удовлетворении этих требований отказано. Подлежащая взысканию сумма заработной платы за время вынужденного прогула была снижена до 3013435 руб.62 коп.
Определение судебной коллегии является незаконным и подлежит отмене, а решение районного суда в части взыскания заработной платы и госпошлины полежит изменению по следующим основаниям.

Отменяя решение суда в части компенсации морального вреда, судебная коллегия исходила из того, что на время увольнения истца в 1978 году и его восстановления на работе в 1990 году законом такого вида ответственности установлено не было. Впервые возможность компенсации морального вреда была предусмотрена Основами гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, введенных в действие на территории РФ с 3 августа 1992 года, а изменение в ст.213 КЗОТ РФ, предусматривающие возможность компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением, были внесены в 1997 году и этим законодательным актом не было придано обратной силы.
Однако данный вывод судебной коллегии не может быть признан правильным.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 27 января 1993 года по делу о проверке конституционности правоприменительной практики ограничения времени оплаты вынужденного прогула при незаконном увольнении, сложившейся на основе применения законодательства о труде и постановлений Пленумов Верховного Суда СССР и Верховного Суда РФ, регулирующие эти вопросы, было признано право граждан на полное возмещение вреда, причиненного вынужденным прогулом при незаконном увольнении.

Мазанов С. А. являлся одним из лиц, по жалобам которых было принято постановление Конституционного Суда РФ от 27.01.93 года, а затем и определение от 15.06.95 года.
Однако определение судебной коллегии областного суда противоречит постановлению Конституционного Суда РФ, который в результативной части своего решения высказал совершенно определенное суждение о том, что отступление от полного возмещения ущерба противоречит принципам защиты прав граждан, а также и определению Верховного Суда РФ от 28.12.98 года, отменившему все ранее состоявшиеся по иску Мазанова С.А. судебные постановления, в том числе и в части отказа в иске о возмещении морального вреда, как незаконные.
При этом Верховный Суд РФ, возвращая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, дал указание провести проверку и дать соответствующую оценку доводам истца лишь в части требуемого им денежного взыскания.

Своим решением от 01.04..99 года Ленинский районный суд г. Ульяновска, рассмотрев спор, выполнил указание вышестоящего суда, удовлетворив требования Мазанова С.А. о взыскании заработной платы и частично удовлетворив его требования о компенсации морального вреда.
В связи с чем определение судебной коллегии областного суда в части отказа в удовлетворении требований Мазанова С.А. о возмещении морального вреда не может быть признано законным и подлежит отмене, как нарушающее право Мазанова С.А. на полное возмещение вреда в связи с незаконным увольнением.

Изменяя решение суда в части снижения суммы заработной платы, подлежащей выплате Мазанову С.А. с 988566 руб. 60 коп. до 301435 руб.62 коп., судебная коллегия областного суда применила индексы потребительских цен, которые были введены в действие лишь с конца 1991 года, посчитав возможным не применять за период с 1978 по 1992 годы к полученной зарплате какие - либо индексы.
С этим выводом нельзя согласиться по следующим основаниям.

Взыскиваемая сумма по своей покупательной способности должна быть эквивалентна той, которая не была своевременно выплачена Мазанову С.А., находившемуся в вынужденном прогуле 11 лет 11 месяцев 27 дней (с 9 декабря 1978 года по 6 декабря 1990 года).

Согласно требований ст. 81-1 КЗОТ РСФСР индексация оплаты труда работников предприятий, учреждений, организаций производится в порядке, установленном законом РСФСР «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР» от 24.10.91 года и является установленным государством механизмом поддержания покупательной способности денежных доходов и сбережений граждан, в том числе и неполученной своевременно заработной платы. На этот закон и сослалась кассационная инстанция, изменяя решение суда.

Однако расчет индекса потребительских цен стал производиться лишь с конца 1991 года, до этого времени механизм индексации заработной платы трудовым законодательством определен не был.

При таких обстоятельствах суд, определяя заработную плату, подлежащую взысканию в пользу Мазанова С.А., обоснованно, в соответствии с частью 3 ст.10 ГПК РСФСР, применил закон «О досрочном введении в действие закона «О государственных пенсиях в РСФСР» как регулирующий сходные правоотношения и увеличил заработную плату истца за период с 1978 по 1991 год включительно на индекс 9,1, а с 1992 года - на индексы потребительских цен.
Судом были учтены инфляционные процессы, происходящие в стране за период до 1992 года в то время, как судебной коллегией областного суда данный период был проиндексирован лишь в части, что нельзя признать правильным, поскольку в условиях инфляции и роста цен суммы, причитающиеся работнику, обесцениваются.

Однако суд неправильно определил среднюю заработную плату Мазанова С.А. в размере 214 руб.50 коп. в то время, как она, в соответствии с решением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 1990 года, имеющим преюдициальное значение для суда, рассматривающий спор, должна составлять 211руб. 30 коп., и применил индекс потребительских цен по состоянию на 01.04. 99 года в размере 1,143 вместо 1,177.
С учетом изложенного, среднемесячная заработная плата по состоянию на день вынесения решения суда (01.04.99 г.) будет равна:

211 руб. 30 коп. х 9,1 х 21,977 х 8,588 х 2,761 х 2,317 х 1,285 х 1,231 х 1,632 х 1,177 = 7054 руб.26 коп. (с учетом деноминации).
Поскольку истцу была выплачена заработная плата за 1 год вынужденного прогула, ему следует взыскать утраченный заработок за 10 лет 11 месяцев 27 дней 131 месяц 27 дней вынужденного прогула.
7054 руб. 26 коп. х 131 + 6348 руб. 83 коп. = 930458 руб. 90 коп.
Таким образом, размер подлежащей взысканию в пользу Мазанова С.А. заработной платы по решению суда должен быть снижен до 930458 руб.90 коп.
Подлежащая взысканию с ответчика госпошлина составит 14791 руб. 75 коп.

Обоснованность примененной судом индексации заработной платы подтверждается определениями судебной коллегии Верховного Суда РФ 14.02.94, 09.10.97 , 19.03.98, постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 17.06.98 по аналогичному делу по иску Шульженко Г.И., по жалобе которого также, как и по жалобе Мазанова С. А., и было принято постановление Конституционного Суда РФ.
Согласно вышеуказанным судебным постановлениям заработная плата Шульженко Г.И. была проиндексирована в соответствии с пенсионным коэффициентом 1986 года (год увольнения). Кроме того, в его пользу была взыскана компенсация морального вреда, с чем согласился Верховный Суд РФ.
Дело Шульженко Г.И. рассматривалось, как и дело Мазанова С.А. в соответствии и во исполнение постановления Конституционного Суда РФ от 27.01.93 года (и определения от 15 .06.95 года) и имеет единое правовое регулирование.

Однако в данном случае судами было признано право гражданина на полное возмещение вреда, а по делу Мазанова С.А. – нет, что не может быть признано правильным.

На основании изложенного и руководствуясь ст.320 ГПК РСФСР,
П Р О Ш У:
Определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 06.07.99 года отменить.
Решение Ленинского районного суда г.Ульяновска от 1.04.99 года в части взыскания в пользу Мазанова С.А. заработной платы за время вынужденного прогула изменить.
Взыскать с Ульяновского конструкторского бюро приборостроения в пользу Мазанова С.А. заработную плату за время вынужденного прогула в размере 930458 руб.90 коп.
Взыскать с Ульяновского конструкторского бюро приборостроения в доход бюджета госпошлину в сумме 14791 руб. 75 коп.
В остальной части решение оставить без изменения.
Приложение: гражданское дело в 2-х томах, жалоба Мазанова С.А. с приложением, всего на 10 листах, справка Госкомстата, справка о сторонах.

Прокурор области
старший советник юстиции В.В. Малышев